Вопрос-ответ

Защитник вступил в уголовное дело по требованию, в процессе предварительного расследования у защитника возникла необходимость в подаче жалобы в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. Прием данной жалобы в суде возможен только с приложением ордера. Суд требований в центр СЮП не направлял, поскольку в суде отсутствует жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ. Имеет ли право защитник подать жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, приложив к ней ордер, выданный по требованию?

Вступление адвоката в дело на основании требования органа дознания или следствия наделяет адвоката полномочиями, определенными статьей 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в том числе правом на обжалование действий (бездействия) и решений дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Адвокат вправе выписать ордер(а) в количестве, необходимом для исполнения обязанностей в рамках защиты интересов доверителя по данному конкретному делу. В графе «основания» указывается номер первоначально полученного требования на участие в деле на стадии дознания или предварительного следствия.

Подскажите пожалуйста какие документы необходимы для приостановки статуса адвоката в связи с рождением ребенка? И на какой срок можно приостановить статус по этой причине? Заранее благодарю за помощь

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» не предусматривает длительность срока приостановления статуса адвоката. Пакет документов необходимых для приостановления статуса адвоката, в связи с рождением ребенка: - заявление о приостановлении статуса адвоката; - больничный лист или свидетельство о рождении; - удостоверение адвоката, которое подлежит сдаче.

Имеет ли право адвокат на продажу или реализацию иным законным способом книг по юридической тематике, автором которых он является?

Исходя из системного толкования норм, установленных Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката (принят I Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) (ред. от 20.04.2017), а так же положениями, изложенными в Разъяснении № 05/17 Комиссии по этике и стандартам по вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (утв. решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 17.02.2017, протокол N 9) следует, что адвокат не вправе: - заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельности; - не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности. - вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе. Адвокат вправе заниматься научной, преподавательской, экспертной (в том числе в органах и учреждениях Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также в адвокатских образованиях) и иной творческой деятельностью, а так же вправе инвестировать средства и распоряжаться своим имуществом, включая недвижимость, а также извлекать доход из других источников, например, от сдачи недвижимости в аренду (наем), если эта деятельность не предполагает использование статуса адвоката (статья 9 КПЭА). Причем осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры. При этом выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью. В связи с вышеизложенным, по мнению Совета ПАСО, гражданин, имеющий статус адвоката, имеет право на получение дохода от продажи произведений, автором которых он является. При этом обращаем внимание на то, что заниматься деятельностью по реализации литературных произведений в форме непосредственного (личного) участия в процессе такой реализации товаров адвокату не рекомендовано Разъяснением № 05/17 Комиссии по этике и стандартам по вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, которое Совет ПАСО поддерживает. Кроме того, адвокату прямо запрещено одновременно быть индивидуальным предпринимателем и осуществлять помимо адвокатской деятельности предпринимательскую деятельность по реализации произведений науки, литературы и искусства. Такой вывод сделан, в частности, в письмах Минфина России от 20.05.2013 № 03-11-11/17741, от 20.05.2009 № 03-11-09/178. Совет Палаты адвокатов Самарской области поддерживает адвокатов, занимающихся литературным творчеством и научной деятельностью, так как созданные адвокатами произведения науки, литературы и искусства, не порочащие честь и достоинство адвоката и не наносящие ущерб авторитету адвокатуры, повышают престиж адвокатской профессии и свидетельствуют о высоком интеллектуальном и творческом статусе ее членов.

Адвокат получает требование на участие в судебном заседании по рассмотрению представления ФСИН об УДО. Подзащитный не ходатайствует о своем личном участии в судебном заседании, однако от него нет прямого заявления о рассмотрении дела без его участия. Каким образом адвокат должен исполнить свою обязанность по согласованию позиции с доверителем, если последний не участвует в заседании? Должен ли адвокат настаивать на обязательном участии в судебном заседании самого подзащитного (или хотя бы поставить вопрос об этом), если сам подзащитный об этом не просит? Должен ли адвокат в соответствии с п. 4 ст. 13 КПЭА обжаловать такое постановление суда? Из указанной нормы следует, что обязанность адвоката по обжалованию распространяется на приговоры, а не постановления. Однако, при желании, данную норму можно истолковать расширительно. Кроме того, каким образом адвокат должен узнавать позицию подзащитного о его желании (либо нежелании) обжаловать постановление? Должен ли адвокат в соответствии с п. 4 ст. 13 КПЭА отбирать у подзащитного письменное заявление о его желании (либо нежелании) обжаловать постановление? Если должен, то каким образом? Распространяется ли требование данной нормы (в плане отобрания заявления) на другие судебные акты, помимо приговоров?

Надлежащая адвокатская практика, удовлетворяющая термину «квалифицированная юридическая помощь» подразумевает встречу адвоката с доверителем для выяснения в ходе интервьюирования всех возможных вопросов, в том числе согласования позиции и необходимости участия подзащитного в судебном заседании. Нормативное регулирование и судебная практика указывают, что подобная деятельность адвоката (встреча с доверителем) подлежит оплате, а также компенсируются связанные с этим расходы (транспортные и проч.). Если встреча адвоката с доверителем организационно невозможна или затруднительна, то информацию о позиции доверителя с достаточной полнотой можно получить в ходе ознакомления с материалами, представленными для судебного разбирательства, в которых зачастую фиксируется и мнение подзащитного о его желании или нежелании лично участвовать в судебном заседании. При наличии разумного сомнения о намерении доверителя участвовать в судебном заседании, адвокат должен исходить из необходимости такого участия, заявив соответствующее ходатайство или высказав свое мнение при выслушивании судом мнения сторон по этому вопросу. Если суд в итоговом судебном акте не разделил позицию подзащитного, адвокат должен обжаловать такое судебное постановление. Иная позиция адвоката в подобной ситуации может быть определенно расценена как отказ от защиты. Правовые основания для обжалования, как правило, есть всегда, поскольку суд первой инстанции при принятии решения руководствуется в т.ч. оценкой доказательств и своим внутренним убеждением, т.е. оценочными категориями, которые у стороны защиты могут быть иными, что является допустимым основанием для обжалования судебного акта в апелляционном порядке. При решении вопроса об обжаловании судебного акта, в котором суд не разделил позицию защиты, адвокат руководствуется презумпцией необходимости такого обжалования. Отступление от необходимости действовать в соответствии с этой презумпцией возможно лишь на основании соответствующего письменного заявления доверителя об отказе обжалования судебного постановления. Подобное заявление может быть результатом решения, принятого доверителем самостоятельно, или волеизъявлением подзащитного по результатам обсуждения данного вопроса с адвокатом. Полагаем, что данная позиция подлежит учету адвокатом при решении вопроса об обжаловании не только приговора (ч. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката), но и иных судебных актов, в которых суд не разделил позицию стороны защиты, и которые существенно затрагивают интересы подзащитного. Определенно вопрос об условно-досрочном освобождении существенно затрагивает интересы лица, поскольку затрагивает весьма значимые для гражданина права и свободы, поэтому в изложенной в вопросе конкретной ситуации необходимо руководствоваться приведенными выше позициями.

Подзащитный отказывается от написания письменного заявления адвокату в соответствии с п. 4 ст. 13 КПЭА о своем желании (либо нежелании) обжаловать приговор (постановление). Как должен действовать адвокат, чтобы избежать привлечения к дисциплинарной ответственности по формальному основанию, но не по своей личной вине (игнорирование указанной нормы), а в результате каприза подзащитного?

Защитник обязан обжаловать судебные акты, в которых суд не разделил позицию защиты и которые существенно затрагивают права и свободы доверителя. Эта обязанность снимается с адвоката только письменным заявлением доверителя об отказе обжалования. При этом адвокат не обязан добиваться от доверителя составления письменного документа с той или иной позицией (обжаловать или не обжаловать). До тех пор пока такого заявления об отказе обжалования от подзащитного нет, адвокат должен исходить из отсутствия надлежаще оформленной позиции доверителя об отказе обжаловать судебный акт и действовать соответственно - обжаловать судебный акт.

Вправе ли адвокат, назначенный судом ответчику в порядке ст. 50 ГПК РФ, при принятии заочного решения оставить вопрос об удовлетворении исковых требований на усмотрение суда? Будет ли таким образом нарушено право ответчика на защиту? Является ли такое поведение адвоката основанием для возбуждения в отношении такого адвоката дисциплинарного производства?

Согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Так, согласно ч. 1 ст. 6.1 Кодекса профессиональной этики адвоката под доверителем понимается лицо, заключившее с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи, а также лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юридической помощи, заключенного иным лицом. Вместе с тем, согласно ст. 50 ГПК РФ суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях. Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика в случаях, предусмотренных настоящей статьей, вправе обжаловать судебные постановления по данному делу. В силу Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. № 23 «О судебном решении» адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно. Глава 5 ГПК РФ, регулирующая представительство в суде, наделяет граждан правом вести свои дела в суде лично или через представителей, ими избранных. В соответствии со ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом. Таким образом, право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, однако дополнительные полномочия адвоката-представителя, указанные в ст. 54 ГПК РФ, должны быть специально оговорены в доверенности, выданной представляемым лицом. Адвокат не имеет прав на распоряжение предметом спора (признание иска, заключение мирового соглашения), которые ему не передавались, но не лишен процессуальных прав, позволяющих требовать в интересах ответчика проверки законности и обоснованности решения суда в кассационном порядке. Участвуя в судебном процессе по назначению суда в порядке ст. 50 ГПК РФ только по ордеру, адвокат - представитель ответчика, не имея возможности согласовать свою позицию с доверителем, поскольку его место жительства не известно, представляя интересы такого лица, должен руководствоваться положениями ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а именно: честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы представляемого им лица всеми незапрещенными законодательством РФ средствами. В связи с чем, адвокат по назначению в порядке ст. 50 ГПК РФ, ознакомившись с материалами гражданского дела и не найдя в нем оснований для мотивированных и обоснованных возражений в судебном заседании, должен возражать против удовлетворения иска с указанием на то, что представить мотивированные возражения по делу проблематично в связи с невозможностью согласовать позицию с доверителем. Таким образом, оставление рассмотрения дела на усмотрение суда в принципе недопустимо поскольку в данном случае теряется весь смысл защиты прав граждан адвокатом, свидетельствует о том, что адвокат действует вопреки интересам доверителя, что умаляет авторитет адвокатуры в целом. Исходя из вышеизложенного, оставление адвокатом рассмотрения дела на усмотрение суда является нарушением права на защиту. Согласно ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат должен честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы представляемого им лица всеми незапрещенными законодательством РФ средствами. Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. Согласно ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне. Согласно ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом. Как сказано выше, оставление рассмотрения дела на усмотрение суда недопустимо, поскольку теряется весь смысл защиты прав граждан адвокатом. Избрание такой позиции свидетельствует о том, что адвокат действует вопреки интересам доверителя и умаляет авторитет адвокатуры в целом, что, естественно, может являться основанием для возбуждения дисциплинарного производства. Согласно ст. 233 ГПК РФ дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие. О рассмотрении дела в таком порядке суд выносит определение. Таким образом, условием рассмотрения дела в заочном порядке является извещение ответчика о времени и месте судебного заседания. Значение извещения ответчика отмечено практикой Верховного суда - Определение ВС РФ от 29.05.2018 № 18-КГ18-74, в котором указано, что в силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещённых о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными. По смыслу данной нормы права разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением участвующих в деле лиц, при этом судебное заседание выступает не только в качестве процессуальной формы проведения судебного разбирательства, но и является гарантией соблюдения принципов гражданского процессуального права и процессуальных прав участвующих в деле лиц на данной стадии гражданского процесса. Однако без надлежащего извещения участников процесса о времени и месте проведения судебного разбирательства указанная функция судебного заседания не может быть выполнена. Отсюда вытекает необходимость неукоснительного соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка извещения участвующих в деле лиц, причем в деле должны сохраняться необходимые доказательства, подтверждающие факт их надлежащего извещения. В соответствии с ч. 1 ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату. Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в постановлении от 07.06.2007 по делу «Ларин и Ларина против России», какой бы способ (извещения сторон) ни был выбран, судебная повестка должна быть вручена лицам лично под расписку. В начале судебного заседания суд должен выяснить, была ли отсутствующая сторона вызвана в суд в соответствии с установленными законом нормами, и затем определить, есть ли необходимость в переносе судебного заседания. В любом случае, если сторона не была вызвана в суд в надлежащей форме, судебное заседание должно быть перенесено. Отсутствие сторон, условия их вызова в суд и причины их неявки должны быть указаны в судебном постановлении. Таким образом, независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом. В заключение необходимо отметить, что выбор заочного или очного вида судопроизводства является прерогативой суда, однако адвокат, вступивший в дело в порядке ст. 50 ГПК РФ и не обнаруживший в материалах дела надлежащего извещения доверителя способом, обеспечивающим достоверную фиксацию получения извещения адресатом, должен возражать против рассмотрения дела в заочном порядке в связи с отсутствием оснований для рассмотрения дела в таком процессуальном порядке. В случае вынесения решения вопреки интересам доверителя - лица, которому адвокат оказывает юридическую помощь по назначению суда, обжалование состоявшегося окончательного судебного акта является обязательным. Неисполнение этой обязанности является основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. В целях освобождения от уплаты государственной пошлины адвокат должен обратиться в суд с соответствующим заявлением.

После рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, подзащитный с постановлением суда не согласен, озвучивает защитнику просьбу о подаче им кассационной жалобы в Президиум областного суда. Заключение соглашения на безвозмездной основе невозможно по причине значительной удаленности места содержания подзащитного под стражей. Кассационная инстанция требований в СЮП не направляла, поскольку отсутствует повод для направления требования в виде поданной жалобы. Имеет ли право защитник подать кассационную жалобу, приложив к ней ордер, выданный по требованию Совета ПАСО?

Совет ПАСО ни по собственной инициативе, ни по ходатайству защитника не выдает требования адвокатам для оформления полномочий для участия в любой стадии судопроизводства, в том числе в стадии кассационного обжалования. В соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства (ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса РФ), Правилами оказания субсидируемой юридической помощи, утвержденными Решением Совета ПАСО № 14-11-08/СП от 27.11.2014, координатор Центра субсидируемой юридической помощи ПАСО (далее – Центр) при получении требования органа дознания, органа предварительного следствия или суда в целях своевременного обеспечения граждан юридической помощью и равномерности распределения требований среди адвокатов незамедлительно распределяет его среди адвокатов, включенных в Список, а адвокат принимает к исполнению распределенное ему Центром требование. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им обязательств, а в рамках субсидируемой юридической помощи, как правило, до вступления судебного акта в законную силу. Расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета. Поскольку процессуальным законодательством обязательного участия защитника в кассационной инстанции не предусмотрено, Самарским областным судом требование об обеспечении участия адвоката при подаче кассационной жалобы в интересах конкретного лица в Центр СЮП ПАСО не направляется. Таким образом, в отсутствии требования суда о назначении защитника адвокат не вправе при подаче кассационной жалобы указывать в ордере в качестве основания выдачи - «Требование». Настойчивость адвоката в отстаивании позиции доверителя, по мнению Совета ПАСО, следует приветствовать, однако, основанием для выдачи ордера в изложенной в вопросе ситуации должно быть исключительно соглашение между адвокатом и самим осужденным или третьим лицом в пользу лица – получателя юридической помощи, даже если оно заключено на безвозмездной основе. Оплата участия адвоката в этой стадии судебного разбирательства не отнесена к расходам федерального бюджета. В случае значительной удаленности места содержания подзащитного для оформления взаимоотношений с доверителем следует использовать доступные для конкретных отношений средства коммуникации, в том числе заказные отправления Почтой России.

Подскажите, пожалуйста, на имя кого необходимо писать заявление "о досрочном снятии дисциплинарного взыскания с адвоката". И основания для досрочного снятия. Заранее благодарен за ответ!

В соответствии с п. 1 ст. 26 Кодекса профессиональной этики адвоката, если в течение года со дня наложения дисциплинарного взыскания адвокат не будет подвергнут новому, он считается не имеющим дисциплинарного взыскания. Совет вправе до истечения года снять дисциплинарное взыскание по собственной инициативе, по заявлению самого адвоката, по ходатайству адвокатского образования, в котором состоит адвокат.Основным условием досрочного снятия дисциплинарного наказания является отсутствие ранее наложенных дисциплинарных взысканий и истечение шести месяцев со дня наложения взыскания. Заявление подается в Совет ПАСО.

В случае представления интересов двух или более ответчиков по одному гражданскому делу по требованию, защитнику необходимо выписать отдельные ордера по каждому ответчику? Заявление о вознаграждении в данном деле подается одно либо несколько по числу ответчиков?

В случае участия адвоката в деле по назначению в порядке ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РФ адвокатом выписывается один ордер, в котором указываются все ответчики по делу в соответствии с поступившим в Центр субсидируемой юридической помощи ПАСО требованием суда. Время занятости адвоката, участвующего в гражданском деле по назначению суда, исчисляется в днях, в которые он был фактически занят осуществлением полномочий адвоката по соответствующему гражданскому делу, вне зависимости от количества ответчиков, чьи интересы он был назначен представлять.

Адвокат получает от координатора ПАСО требование на участие в следственных действиях в ночное время (с 22.00 до 06.00 согласно УПК РФ). Согласно ч. 3 ст. 164 УПК РФ, регламентирующих общие правила производства следственных действий, «Производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства». Критерии и порядок отнесения случаев к «не терпящим отлагательства» законодательно не определены. Какую позицию должен занять адвокат по отношению к факту попытки проведения следственного действия в ночное время, чтобы, не нарушая закон, обезопасить себя от последующего возможного привлечения к дисциплинарной ответственности по жалобе не в меру ретивого подзащитного о том, что адвокат якобы вступил в сговор со следователем, не пресек незаконность проведения следственного действия в ночное время, тем самым нарушив права подзащитного в результате ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей перед доверителем? Должен ли адвокат согласиться на проведение такого следственного действия и участвовать в его проведении, либо он обязан однозначно потребовать его отложения до наступления дневного времени?

В соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства и установленным Советом ПАСО Порядком участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке ст. ст. 50 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ и в качестве представителя в гражданском судопроизводстве по назначению суда в порядке ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - Порядок) адвокат должен принять к исполнению распределенное ему координатором Центра субсидируемой юридической помощи ПАСО требование и прибыть в согласованное с дознавателем, следователем время и место для участия в процессуальных или следственных действиях. В случае, если процессуальное и следственное проводится в ночное время и, по мнению защитника и (или) его подзащитного, не является неотложным, адвокат должен в начале процессуального или следственного действия заявить ходатайство (устное для занесения в протокол, письменное в соответствующей графе протокола или в виде отдельного документа для приобщения к уголовному делу), в котором следует обосновать свою позицию, в том числе, поскольку понятие «неотложность» является оценочным, - об отсутствии неотложности проведения процессуального или следственного действия, заявить о нарушении данным проводимым в ночное время процессуальным или следственным действием порядка уголовного судопроизводства, о недопустимости доказательств, полученных в результате подобных следственных действий ввиду нарушения требований федерального закона, и невозможности их использования в доказывании предъявленного обвинения, но допустимости их лишь в качестве доказательств, оправдывающих обвиняемого (подозреваемого), а также заявить о нарушении подобными действиями органа дознания или предварительного следствия права на защиту обвиняемого (подозреваемого). В случае, если дознаватель или следователь, проводящий процессуальное или следственного действие в ночное время, продолжает настаивать на его проведении, несмотря на указанную выше позицию защиты, адвокат не может отказаться от участия в нем и обязан осуществлять функции защитника при проведении процессуального или следственного действия, по окончании которого в графе протокола «Заявления участников» вновь повторить и обосновать свою позицию о незаконности проведенного следственного действия, недопустимости полученного доказательства и невозможности его использования в доказывании стороной обвинения. При наличии к тому оснований адвокату также следует обжаловать подобные действия (решения) дознавателя или следователя в порядке ст. ст. 124 или 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Скажите пожалуйста, может ли адвокат выполнять функции третейского судьи либо председателя третейского суда при рассмотрении гражданско-правовых споров в постоянно действующем третейском суде?ожет ли адвокат выполнять функции третейского судьи либо председателя третейского суда при рассмотрении гражданско-правовых споров в постоянно действующем третейском суде?

Судья - это совершенно иная деятельность, не адвокатская: функция разрешение спора, а не оказание юридической помощи. Запрет, как таковой, на ведение данного вида деятельности отсутствует. Третейским судьей адвокат быть может. Председатель третейского суда - должность административная, предполагает оплату, а это уже запрещено для лиц, имеющих статус адвоката.

Подзащитный категорически отказывается от подписания протокола следственного действия. Ч. 1 ст. 167 УПК РФ императивно определяет: «В случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника, законного представителя, представителя или понятых, если они участвуют в следственном действии». Из указанной нормы закона вытекает прямая обязанность адвоката удостоверить в протоколе следственного действия факт отказа подзащитного от подписания протокола. Однако, с другой стороны, согласно п.п 3 п. 4 ст. 6 закона «Об адвокатской деятельности...» и п.п 2 п. 1 ст. 9 КПЭА «адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле». При этом, согласно п. 1 ст. 10 КПЭА «Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом». Как должен действовать адвокат в такой противоречивой ситуации, чтобы, не нарушая закон, обезопасить себя от последующего возможного привлечения к дисциплинарной ответственности по жалобе подзащитного о том, что адвокат якобы опять же вступил в сговор со следователем, действовал вопреки позиции и воле доверителя, тем самым нарушив права подзащитного в результате ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей перед последним?

В данной ситуации адвокат должен, прежде всего, руководствоваться Уголовно-процессуальным кодексом РФ и положениями п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя; никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушения правил, предусмотренных Кодексом профессиональной этики адвоката, не могут быть исполнены адвокатом. Кроме того, адвокату следует различать понятия «позиция доверителя» и «конкретное ситуационное поведение доверителя», которые, как в изложенном примере, иногда могут не совпадать. При этом, если адвокат следует позиции доверителя и не противоречит ей, его действия нельзя будет расценить как нарушение положений законодательства об адвокатуре и профессиональных норм о запрете занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя и действовать вопреки его воле. В изложенной в вопросе ситуации защитник, прежде всего, должен выяснить у доверителя причины его отказа подписать протокол и мотивы, которыми при этом руководствуется обвиняемый (подозреваемый), отказываясь от подписания. Адвокат должен разъяснить подзащитному требования закона применительно к рассматриваемой ситуации, если у него отсутствуют такие знания или он заблуждается в правовой оценке ситуации. Как правило, подобное поведение обвиняемого (подозреваемого) имеет определенные причины и мотивировано, например, нарушением порядка проведения процессуального или следственного действия, возражениями против поведения сторон (обычно - представителей стороны обвинения) в ходе процессуального или следственного действия, недовольство его результатом. Защитнику следует выявить причины и мотивы поведения подзащитного, в т.ч. воспользовавшись процессуальным правом на беседу с доверителем наедине, юридическим языком сформулировать позицию обвиняемого (подозреваемого), разъяснив ему, что фиксация процессуальной позиции в протоколе является эффективным способом защиты, в отличие от отказа подписать протокол, никак её не проявляя. В случае, если подзащитный продолжает отказываться от подписания протокола, защитнику следует выполнить указанные выше действия, подписать протокол с указанием в нем возражений защиты, руководствуясь указанной выше нормой п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Суд продлевает срок содержания подзащитного под стражей без его участия в судебном заседании в связи с тяжелой болезнью, подтвержденной медицинским заключением о невозможности личного участия в заседании. Должен ли адвокат в соответствии с п. 4 ст. 13 КПЭА отбирать у подзащитного письменное заявление о его желании (либо нежелании) обжаловать постановление? Если должен, то каким образом, если подзащитный, например, находится на стационарном лечении в ОТБ ФСИН с тяжелой формой туберкулеза?

Поскольку вопрос продления содержания подзащитного под стражей существенно затрагивает его права, освободить защитника от обязанности обжаловать судебное постановление о продлении срока содержания обвиняемого под стражей может только письменное заявление доверителя об отказе такого обжалования. До тех пор, пока такого заявления доверителя у защитника нет, адвокат должен действовать соответственно - обжаловать судебное постановление, в котором суд не разделил позицию защиты. Если у адвоката есть обоснованное предположение, что подзащитный намерен отказаться от обжалования судебного акта о продлении срока содержания под стражей, то ему следует получить письменное подтверждение этой позиции доверителя путем переписки с ним и дальнейшим отзывом ранее поданной апелляционной жалобы, если письменный отказ от обжалования получен от доверителя после ее подачи. Возможно разрешение данной ситуации более ускоренными процедурами: направление соответствующего запроса через администрацию учреждения по месту содержания подзащитного лично, курьером, факсом, электронной почтой, телефонограммой, соблюдая принцип минимальной достаточности в изложении информации в подобных запросах с целью сохранения адвокатской тайны, либо путем личной встречи с доверителем, при наличии на то, по мнению адвоката, явной необходимости, с соблюдением всех мер предосторожности по охране здоровья, в т.ч. рекомендованных лечебным персоналом места содержания подзащитного.

Подзащитному при особо опасном рецидиве в соответствии со ст. 58 УК РФ назначается отбывание наказания в ИК особого режима. Никаких иных более мягких вариантов закон в этом случае не предусматривает. Подзащитный, несмотря на разъяснения ему адвокатом невозможности удовлетворения желания подзащитного (в силу его незаконности), тем не менее требует обжаловать приговор с целью смягчения режима на строгий, (т.е. более мягкий), что прямо запрещено законом. Как должен действовать адвокат, чтобы уберечься от дисциплинарного производства? В соответствии с п.п. 1 п. 4 ст. 13 КПЭА адвокат обязан обжаловать приговор по просьбе подзащитного. В то же время, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 389.6 УПК РФ, апелляционная жалоба должна содержать: «4. доводы лица, подавшего апелляционные жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотренных статьей 389.15 настоящего Кодекса;». Должен ли адвокат обжаловать такой приговор, если к его изменению нет никаких законных оснований? Если да, то какие основания он должен указать в апелляционной жалобе?

На первый взгляд в поставленном вопросе говорится о конкуренции правовых норм (п.п. 1 п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката и п. 4 ч. 1 ст. 389.6 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Однако полагаем, что в данном случае такой конкуренции нет. При решении вопроса о необходимости обжалования приговора по просьбе подзащитного следует установить наличие или отсутствие правовых оснований для обжалования. Если таковых оснований нет, и суд полностью разделил мотивированную и обоснованную позицию стороны защиты при рассмотрении дела по существу, то необходимо руководствоваться ранее упомянутыми положениями п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката о превалировании закона над волей доверителя и невозможности исполнения пожеланий, просьб или требований доверителя, направленных на несоблюдение закона. Если же изложенные адвокатом доводы не удовлетворяют подзащитного, и он желает обжаловать приговор даже при отсутствии для этого правовых оснований, защитнику следует разъяснить доверителю порядок обжалования судебного акта и поддержать в апелляционной инстанции жалобу подзащитного, пояснив суду, что закон обязывает защитника придерживаться позиции доверителя, в то же время у адвоката отсутствует правовое обоснование данной позиции.

Скажите, пожалуйста, подлежит ли оплате работа адвоката по составлению и подаче апелляционной жалобы по делу в порядке назначения по ст. 50 ГПК РФ?

Работа адвоката по составлению и подаче апелляционной жалобы по делу в порядке назначения по ст. 50 ГПК РФ оплачивается аналогично работе в порядке ст. 50 УПК РФ. Для освобождения от уплаты госпошлины адвокатом подается соответствующее заявление. В Самарской области сформирована устойчивая судебная практика по этому вопросу.