Коммерческие фирмы и трудовые договоры: какие изменения ждут адвокатуру

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВО.RU/ПЕТР КОЗЛОВ

Коммерческие фирмы и трудовые договоры: какие изменения ждут адвокатуру

15.10.2021

Минюст обещает адвокатам новые поправки в закон об адвокатской деятельности. Некоторые перекликаются с неутвержденной Концепцией регулирования рынка профессиональной юрпомощи, но есть и другие. Например, электронные ордера и QR-код в удостоверении. Возможно, уже к концу года поправки попадут в правительство, а потом и в Госдуму. Параллельно Минюст собрался расширять сеть госбюро, которые наравне с адвокатами оказывают бесплатную юрпомощь. Юристы «со статусом» таким подходом недовольны, но ведомство заверяет: работа найдется для всех.

Минюст снова планирует изменить закон об адвокатской деятельности. Сначала об этом сказал глава ведомства Константин Чуйченко на последнем Всероссийском съезде адвокатов, а потом ту же инициативу обсудили в Совете Федерации. Отдельные идеи перекликаются с Концепцией регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которую уже много лет готовит Минюст.

Разработать Концепцию обещали еще в 2013 году, но проект* появился только в октябре 2017-го. В апреле 2019 года заместитель министра юстиции Денис Новак сообщил, что ведомство заканчивает разработку Концепции. К середине 2020-го правительство примет «окончательное решение» по проекту, обещал в ноябре 2019-го председатель правительства Дмитрий Медведев. Скорее всего, речь шла об утверждении Концепции. Наконец,  в феврале 2020-го председатель Ассоциации юристов России Владимир Плигин подтвердил: разработка Концепции завершилась. Документ должны были обсудить на Петербургском международном юрфоруме. Но через месяц ВОЗ объявила о начале пандемии коронавируса, и российские власти отвлеклись от адвокатуры. С тех пор о продвижении документа нет никакой информации. Периодически поправки в закон об адвокатской деятельности обсуждают, но серьезного продвижения нет.

Принятию Концепции, которая предусматривает «адвокатскую монополию», помешали пандемия и смена состава правительства, подтверждает Геннадий Шаров, вице-президент Федеральной палаты адвокатов. Сейчас для реализации этого документа не делается ничего, а Минюст уклоняется от комментариев, говорит Шаров. Но в Федеральной палате все-таки надеются, что Концепция сдвинется с мертвой точки. 

Минюст не заканчивает подготовку Концепции, но начинает реализовывать отдельные положения ее рабочей версии. Например, хочет разрешить адвокатам создавать фирмы и работать по трудовому договору. Эти и другие поправки ведомство планирует передать в правительство в конце 2021-го. Право.ru попыталось уточнить у министерства, что же все-таки происходит сейчас с Концепцией, но ответа получить не удалось.

Фирмы, а не НКО

Сейчас есть четыре формы адвокатских образований: кабинет, коллегия, бюро и юридическая консультация. Три последние — некоммерческие организации. Кабинет же юрлицом не является. Эту форму может использовать адвокат как минимум с тремя годами стажа, который решил работать самПо информации ФПА, кабинетов больше, чем остальных адвокатских образований. При этом 65% адвокатов работают в коллегиях. Дело в том, что эта форма адвокатского образования предполагает членство и изначально ориентирована на большее количество адвокатов, чем бюро. В коллегии есть учредители, а есть простые члены. В бюро все адвокаты — партнеры. Юрконсультация — самая необычная форма. Ее создает адвокатская палата в том судебном районе, где очень мало адвокатов — только один на каждого федерального судью. Такая практика существует, например, в Якутии

По проекту Концепции адвокатам разрешат создавать адвокатские фирмы — коммерческие организации. Минюст предлагает, чтобы это были ООО, непубличное АО, полное товарищество и производственный кооператив. Как сообщает издание «Адвокатская улица», об адвокатских фирмах не так давно говорили и в Совете Федерации. То есть эту идею Минюст планирует реализовать и без утверждения Концепции. 

В профессиональном сообществе давно обсуждают адвокатскую фирму как наиболее универсальную форму для больших адвокатских образований, рассказывает Андрей Корельский, управляющий партнер АБ КИАП . Такой вариант особенно важен для тех, кто работает с крупным бизнесом и международными компаниями, объясняет он. У бюро и коллегий разные недостатки. Коллегии похожи на артели, говорит Корельский. Обычно там нет крепкой корпоративной основы между адвокатами. Каждый работает на себя, а в коллегию просто платит взносы на общие нужды. Часто адвокаты даже не знают друг друга, в одной коллегии могут состоять сотни таких юристов. А бюро, наоборот, слишком сильно привязывают адвокатов друг к другу, убежден Корельский. Ведь при такой форме они полностью отвечают по долгам своей организации.

Основными преимуществами адвокатских фирм является возможность найма адвокатов по трудовому контракту и наличие корпоративной дифференциации голосов между адвокатами-партнерами при принятии общих решений. На совете партнеров у партнера-основателя может быть 10 голосов, у старших партнеров — по пять, а у младших — по одному. Сейчас это незаконно.

Андрей Корельский, управляющий партнер АБ КИАП

А вот Тимур Хутов из АБ Коблев и партнеры уверен, что придумывать новые формы юрлиц для адвокатов не нужно. Достаточно разрешить адвокатам использовать те организационно-правовые формы юрлиц, которые уже есть в Гражданском кодексе.  Какой вариант выберет Минюст, узнаем, когда весь пакет поправок опубликуют для общественного обсуждения. Ведомство заверило Право.ru, что это обязательно произойдет, как только законопроект будет готов.

Руководители адвокатских образований не против трансформировать свои компании в новые формы, утверждает Евгений Шестаков, управляющий партнер юрфирмы INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) . У многих адвокатских образований, в том числе и у лидеров рынка, есть «технические хозяйственные общества», рассказывает юрист. Они нужны для участия в госзакупках, найма работников и распределения прибыли. Кто-то через такие общества оказывает услуги по бухучету и аудиту, кто-то хранит в них активы. Если появится адвокатская фирма, создавать дополнительные юрлица не придется, полагает Шестаков. 

Трудовые договоры и профсоюзные проблемы

На совещании в Совете Федерации Минюст пообещал разрешить адвокатам работать по трудовому договору с адвокатскими образованиями. То, что сейчас это невозможно, в проекте Концепции обозначено как проблема. Хутов идею Минюста одобряет. Например, молодого адвоката приглашают на работу, но выясняется, что по квалификации он не дотягивает до позиции партнера. Хорошо бы ему работать по трудовому договору в должности «адвокат» и расти по карьерной лестнице в зависимости от собственных заслуг, считает Хутов. В ФПА не стали отвечать на наш вопрос об отношении палаты к трудовым договорам адвокатов. 

С правом на труд тесно связана возможность создавать профсоюзы. Это добровольное объединение граждан, которые связаны «общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности». Такие организации создаются, чтобы защищать «социально-трудовые права и интересы» людей. Адвокаты тоже могут создавать общественные объединения и участвовать в них, но есть ограничения. Такие организации не могут заниматься тем, что должны делать Федеральная и региональные адвокатские палаты. 

В конце 2020 года Минюст отказался регистрировать Всероссийский независимый профсоюз адвокатов. Его хотел создать адвокат Игорь Трунов, у которого не лучшие отношения с ФПА. Однажды он даже судился с ней. Конечно, отказали Трунову вовсе не из-за недопониманий с Федеральной палатой. Адвокаты не могут создавать профсоюз, такое право есть только у работников, решил Минюст. Оспорить этот подход ни в Замоскворецком районном, ни в Московском городском суде Трунову не удалось (дела № 02а-1638/2020 и № 33а-2549/2021). Профсоюз создается для защиты социально-трудовых прав работников, а не адвокатов, указали обе инстанции. 

В конце 2020-го Профсоюз подписал отраслевое соглашение в сфере адвокатуры сОбщероссийским отраслевым объединением работодателей в области права и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. В ФПА это расценили как попытку присвоить функции органов адвокатуры. Правда, полномочия палаты в законе об адвокатской деятельности сформулированы так широко, что вмешательством в ее дела можно посчитать многие действия по защите прав адвокатов. Есть и другая сложность: отраслевые соглашения — это институт трудового права, а адвокат пока что не может быть работником. 

Профсоюз адвокатов России Минюст больше 20 лет назад зарегистрировал на основании закона о профсоюзах, замечает Елизавета Фурсова, адвокат и старший юрист практики разрешения споров Lidings . А нынешний закон об адвокатуре приняли только в 2002-м. В действовавшем во время регистрации ПАР законе СССР об адвокатуре не было нормы о том, что адвокат не может заниматься трудовой деятельностью, объясняет юрист. Поэтому ПАР и зарегистрировали, уверена она. 

При этом уже много лет функционирует Профсоюз адвокатов России. За несколько месяцев до того, как Минюст отказал Трунову, Минтруд опубликовал проект профстандарта юриста для общественного обсуждения. Из пояснительной записки следует, что ведомство привлекало ПАР к разработке этого документа. 

Государственный орган может ликвидировать профсоюз в том же порядке, что и любое другое юридическое лицо. Например, если тот нарушит Конституцию. Профсоюз адвокатов России не создает таких оснований. Поэтому Минюст ничего не может сделать с его регистрацией.

Елизавета Фурсова, адвокат и старший юрист практики разрешения споров Lidings

Юристы-трудовики по-разному относятся к праву адвокатов на профсоюзы. В законе о профсоюзах определение такого объединения шире, чем то, которое можно вывести из Трудового кодекса, замечает Ольга Дученко, адвокат и старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ Качкин и Партнеры . Если руководствоваться широким подходом, можно обосновать право адвокатов на профсоюз и сейчас, считает она. У адвокатов есть право на объединение по профессиональному признаку, но реализовывать его надо не через профсоюзы, уверен Юрий Иванов, адвокат и советник практики трудового права Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP . А Михаил Герман, руководитель практики трудового права GRATA International считает, что у адвокаты могут создавать профсоюзы. Это объединения по профессиональному признаку, они не зависят от трудовых отношений, объясняет юрист.

В телеграм-канале мы попросили читателей-адвокатов рассказать, нужны ли им профсоюзы. Большая часть тех, кто назвал себя адвокатом, считают, что профсоюзы защищают права работников, а не адвокатов. Интересно, как изменится их мнение, если адвокаты смогут стать работниками, как этого хочет Минюст. 

Судя по комментариям, многих беспокоит финансовый вопрос. Не все готовы платить взносы в профсоюз. Одни считают, что профсоюзы дублируют функции палат. Другие настаивают, что эти объединения могут стать рычагом воздействия на ФПА. А третьи недовольны правозащитной деятельностью палат, но и в силу профсоюзов не верят.

Адвокаты могут создавать профсоюзы и сейчас, уверен Григорий Абуков, глава Профсоюза адвокатов России. Эту возможность защищает и Конституция, и международное право, настаивает он. У Минюста логика другая. В ответ на просьбу Право.ru рассказать, можно ли сейчас зарегистрировать профсоюз для защиты прав адвокатов, Минюст процитировал определение такого объединения, а потом напомнил, что адвокат не может быть работником. Судя по всему, это основной аргумент госоргана. То есть, если адвокатам разрешать быть работниками, ситуация с профсоюзами может измениться. 

Вахтанг Федоров, заместитель Абукова и партнер ART DE LEX , говорит, что Профсоюз решает в том числе и проблемы тех, кто работает по назначению. Это около 70 % адвокатов, отмечает спикер. Основные вопросы: размер оплаты, ее своевременность и справедливость распределения дел по назначению. Всем этим занимаются и адвокатские палаты, и Профсоюз, но полномочия у них все-таки разные, объясняет Федоров.  

Для Профсоюза адвокатов первоочередная задача — обеспечить достойный размер оплаты и ее своевременность при работе по назначению. Эту задачу мы решаем в рамках механизмов социального партнерства, в том числе с органами госвласти. Например, недавно Профсоюз на правительственном уровне инициировал решение вопроса о ежегодной индексации размера базовой ставки, которая давно не повышалась.

Вахтанг Федоров, заместитель председателя Профсоюза адвокатов России, партнер ART DE LEX

С госорганами Профсоюз сотрудничает «на приемлемом уровне», а вот с ФПА еще предстоит «настроить работу и скоординировать рабочую повестку», говорит Федоров. Особенно это важно сейчас, когда вопрос об оплате труда защитников попал в рабочий план правительственной комиссии, подчеркивает он. 

Новые реестры и QR-коды в удостоверениях

Минюст планирует создать две базы данных — Единый государственный реестр российских адвокатов и Реестр электронных ордеров — и дополнить удостоверение адвоката QR-кодом. Этих инициатив в опубликованном проекте Концепции нет. 

Сейчас на базе Минюста работает «реестр адвокатов субъектов РФ». Это значит, что такие списки ведутся в каждом регионе, а не в центральном аппарате ведомства, объясняет Шаров. Единый реестр под контролем «центра» лучше сводного, уверен он. Правда, чтобы заработал Реестр электронных ордеров, их нужно начать оформлять в таком виде. Сейчас ордера выписывают на бумаге. По задумке Минюста, электронный ордер будут выдавать с электронной подписью и пересылать в госорганы. Другие подробности ФПА неизвестны, говорит Шаров. 

Вряд ли оправданно создавать единый реестр всех ордеров, оформляемых адвокатскими образованиями. Но такой реестр возможен по делам, где адвокаты участвуют по назначению следователя или суда.

Геннадий Шаров, вице-президент ФПА

Если электронные ордера появятся, а процессуальное законодательство не изменится, у адвокатов могут требовать ордера на бумаге, предупреждает Александр Забейда, управляющий партнер АБ Забейда и партнеры . Электронные ордера просто зафиксировать в одном реестре, а благодаря этому, скорее всего, будет проще вступить в дело, полагает Андрей Гривцов, старший партнер АБ Адвокатское бюро ZKS . Но если с электронным ордером что-то пойдет не так, главный риск как раз недопуск в дело или к задержанному клиенту, подчеркивает Забейда. Правильнее не изменять форму ордера, а отказаться от этого документа, добавляет Гривцов. В большинстве случаев адвокат сам выписывает его себе. Подтверждать возможность участия адвоката в конкретном деле должны только его удостоверение и согласие доверителя, убежден юрист.

Новую форму удостоверений с QR-кодом в ФПА пока не обсуждали, говорит Шаров. Он считает, что «красные корочки» неплохо было бы потихоньку заменить пластиковыми картами. На них как раз можно использовать QR-код. Он нужен для идентификации адвоката, считает Гривцов. Отсканировал — и сразу понятно, действующий ли защитник перед тобой. Под QR-кодом могут быть реестровый номер, палата, адвокатское образование и его адрес. Этого достаточно, уверен Гривцов. Другие личные данные адвоката лучше оставить в тайне, иначе можно подставить под угрозу его безопасность.

В законопроекте Минюста точно будут и другие поправки. В ответе на наш запрос он упомянул, что планирует «повысить требования к претендентам на получение статуса адвоката». Но как именно — не конкретизировал. 

Госбюро против адвокатов

В апреле 2021-го в телеграм-каналах ходили слухи, что Минюст планирует создать ФГУП «Российская адвокатура — Корпус публичной адвокатуры РФ». Якобы это будет структура для бесплатной юрпомощи малоимущим. А всего через месяц глава Минюста предложил президенту организовать государственные юридические бюро во всех регионах страны. Судя по всему, именно с этой идеей ведомства и были связаны слухи о публичной адвокатуре. 

Госбюро существуют и сейчас. Они работают в системе бесплатной юрпомощи вместе с адвокатами, нотариусами, госорганами и юрклиниками. Регионы сами определяют, кто оказывает бесплатную юрпомощь на их территории, поэтому госбюро есть только в 26 субъектах. В этих регионах система БЮП работает лучше, утверждает Чуйченко. Значит, бюро должны появиться во всех регионах и стать основными субъектами при оказании бесплатной юрпомощи, полагает он. 

Идея Минюста не нравится адвокатам. Алексей Галоганов, президент Федерального союза адвокатов России, и Гасан Мирзоев, глава Гильдии российских адвокатов, направили президенту письмо с критикой этой инициативы. Кроме поста во ФСАР, Галоганов занимает должность вице-президента ФПА и главы палаты Московской области. Из письма следует, что его авторы недовольны стремлением Минюста отодвинуть адвокатов на второй план. Шаров считает, что о нарушении профессиональных прав адвокатов говорить пока рано. Но на одном из последних совещаний с Минюстом он все-таки попросил ведомство обсудить развитие сети госбюро с адвокатами, а чуть позже опубликовал заметку, где настаивает, что расширять систему госбюро не нужно. Минюст же оправдывается тем, что в некоторых регионах бесплатную юрпомощь оказывают слишком мало адвокатов

Но министерство, судя по всему, не собирается оставлять адвокатов без работы. Нас заверили, что, если идея реализуется, работники госбюро будут вести первичный прием и давать консультации, а адвокаты — ходить в госорганы и суды. 

* На сайте Минюста страница с опубликованной в октябре 2017-го Концепцией недоступна. 

Источник: Право ру